5.Можно ли "переделать" мозг? Цереброматика

Возможно ли, однако,формировать,направлять процессы в мозгу в соответствии с нашими намерениями? Одним словом, можно ли так "переделать" мозг мистера Смита, чтобы он стал хотя бы на время "настоящим" Наполеоном Бонапартом, или проявил в реальной жизни феноменальный музыкальный талант, или стал, например, огнепоклонником, убежденным в истинности этого культа?

 Здесь следует прежде всего провести одно четкое разграничение.
 Во-первых, упомянутые "переделки" могут быть по своей природе самыми различными. Все они представляют собой изменения динамической структуры нейронной сети мозга, ввиду чего мы объединяем их под общим названием цереброматика. Фантоматика передает мозгу "ложную информацию", цереброматика "фальсифицирует", то есть "переделывает", сам мозг.
 Далее, одно дело - наделить данный индивидуум определенным качеством, например музыкальным талантом (несомненно, в результате этого индивидуум изменится, однако можно считать, что он останется все же самим собой), а совсем другое - превратить мистера Смита в Наполеона.Мозг Впрочем, по одежке протягивай ножки. В этом смысле функциональное отключение некоторых отделов мозга (например, лобных долей) может сделать взрослого человека инфантильным, реакции этого человека будут подобны реакциям ребенка с его ограниченным интеллектом и эмоциональной неустойчивостью.

 Можно также снять тормозящую функцию теменных центров, что вызовет у индивидуума вспышку агрессивности (такое действие производит алкоголь, особенно на людей, склонных к агрессивности). Другими словами, характерную для данной личности активность нейронной сети можно в определенных пределах регулировать или ограничивать.
 С другой стороны, психике нельзя придать (в точном смысле этого слова) отсутствующие у нее свойства. Взрослый Человек был в свое время ребенком, лобные доли его мозга состояли тогда из немиелинизированных волокон; этим и объясняется некоторое сходство ребенка с больным, у которого нарушены функции лобных долей.
 Поэтому взрослого человека можно "возвратить к детству", однако не полностью, так как прочие части мозга взрослого человека остаются "недетскими" и он имеет такой объем Воспоминаний и Опыта, какого у ребенка нет. Можно "снять" тормоза с того или иного функционального побуждения и превратить нормального человека в обжору, эротомана и т.д. Таким путем можно заставить человека отклониться от нормальной, обычной для него линии поведения, но не более того. Превратить вмешательством такого рода мистера Смита в Наполеона не удастся.

 Здесь необходимо сделать некоторое отступление.
 Как мы уже отмечали, состояния входов и выходов не определяют однозначно состояний сознания. Это подтверждается хотя бы тем, что в одной и той же среде возникают различные мировоззрения, поскольку одну и ту же информацию можно интерпретировать по-разному. Отсюда, однако, нельзя сделать вывод о независимости Сознания от поступающей в него информации.

 Возьмем упрощенный пример.

 Пусть кто-то верит, что "люди добры", а мы фантоматическими спектаклями или подходящей инсценировкой событий будем долгое Время постоянно сталкивать его с человеческой ничтожностью и подлостью; тогда он может утратить веру в благородство людей. Таким образом, периферическая фантоматика может Подходящими Приёмами изменять убеждения, даже достаточно твердо укоренившиеся.
Чем больший у человека опыт, тем труднее добиться такого изменения.

добиться своего Особенно трудно поколебать метафизические убеждения, поскольку, как мы уже упоминали, они обладают способностью блокировать информацию, им противоречащую.
 По-другому обстоит дело с непосредственным цереброматическим "Формированием Души", то есть с воздействием на психические процессы не через подводящие нервные пути, а посредством моделирования их нейронной основы.
 Мозг не является чем-то однородным и нераздельным. И в нем существуют многочисленные, связанные между собой "подсистемы", причем их связи могут быть физиологически изменчивыми; это означает, что не всегда данные части мозга являются "входами" для раздражений, поступающих из других его частей, или наоборот. Универсальная пластичность и моделирующие динамические свойства нейронной сети именно на том и основаны, что она потенциально способна устанавливать соединения и разрушать их, в результате чего образуются различные подсистемы.

 Человек, умеющий ездить на велосипеде, обладает определенным, заранее отлаженным набором таких соединений, которые автоматически срабатывают, образуя действующую систему, как только этот человек садится на велосипед. Обучить человека езде на велосипеде не обычным способом (то есть не посредством определенных упражнений), а путем непосредственного введения в его мозг соответствующей информации не является простой задачей даже в теории.

 Для решения этой задачи можно использовать два метода.

 Первый метод является "генетическим": умение ездить на велосипеде (или знание Корана, или умение прыгать с трамплина и т.д.) нужно сделать врожденным, то есть запрограммировать его уже в генотипе яйцеклетки, из которой разовьется данный индивидуум и его мозг.
 не надо учитьсяНа этом пути можно достичь того, что человеку вообще не надо будет учиться, так как Любые теоретические и практические знания будут "вводиться" в хромосомы до развития плода и таким образом станут наследственными. Правда, это потребовало бы очень значительного увеличения объема генотипической информации, усложнения структуры клеточного ядра и т.д. Не исключено, что генотип окажется не в состоянии вместить дополнительную информацию сверх определенного предела; об этом мы ничего не знаем. Однако и такую возможность следует учитывать.

 В этом случае следовало бы ограничиться совершенствованием в генотипе таких качеств, которые если и не могут полностью заменить обучение, то хотя бы Его Облегчают. Было бы, несомненно, большим достижением, если бы удалось сделать весь объем человеческих знаний наследуемым, если бы младенец появлялся на свет со знанием дюжины языков и квантовой теории. Это вовсе не значит, что он сразу бы говорил на "языках человеческих и ангельских" или лежа в колыбели толковал о квадрупольных моментах и спинах: определенные знания развивались бы в его мозгу с течением времени, вместе с развитием его организма, который претерпевает изменения в процессе своего созревания. Здесь перед нами возникает образ мира, в котором детей "программируют", причем так, что наследственным умениям и знаниям (или, вернее, умениям и знаниям, заранее заданным и фиксированным в хромосомах яйцеклетки) сопутствует склонность делать то, для чего они предназначены (такой мир был бы несколько похож на мир, описанный О. Хаксли).

 Конечно, и тут возможны различные злоупотребления и стремление "производить людей различного качества", то есть "высшие" и "низшие" умы. Это возможно, но ведь столь же возможно отравить атмосферу на всей Земле, что привело бы к гибели всей ее биосферы в течение нескольких часов. Как известно, Многое Возможно, и тем не менее оно Не Осуществляется.
 На самой ранней стадии технической революции или в период, когда уже можно "предчувствовать" надвигающийся технический переворот, возникает тенденция фетишизировать новое достижение техники и считать, что отныне именно оно будет полностью определять всю деятельность человечества. Так было в прошлом, так было совсем недавно с атомной энергией (когда считали, что в течение нескольких лет на смену электростанциям и топкам почти повсеместно придут ядерные реакторы). Такое гипертрофированно-прямолинейное представление о будущем, как правило, расходится с действительностью. Поэтому и программированием наследственности можно заниматься столь разумно, сколь и с чувством меры: врожденное знание высшей математики вполне совместимо с человеческим достоинством..

 Другой метод - цереброматический - заключается в преобразовании уже зрелого мозга.

моделирование типа личнстиВыше мы говорили скорее о программировании научной информации, чем о формировании личности. Предполагается, что с генетической точки -зрения (с точки зрения природы хромосом) намного легче смоделировать определенный тип личности, чем определенные знания. Дело в том, что количество генотипической информации в принципе меняется не очень значительно, "проектируем" ли мы будущего мистера Смита как холерика или как флегматика. Если же говорить о цереброматике, то очень трудным оказывается и то и другое: трудно путем соответствующего воздействия на нейронную сеть Преобразовать уже сформировавшуюся личность в другую и столь же трудно ввести в мозг отсутствующие в нем знания. Вопреки первому впечатлению такой метод является более сложным, чем "генетически-эмбриональный".

 Легче заранее запрограммировать развитие, чем сколь-либо существенным образом изменить динамику уже полностью сформировавшейся системы. Эта трудность имеет два аспекта: технический и онтологический

1. Трудно ввести в нейронную сеть информацию о том, как нужно ездить на велосипеде. Очень трудно моментально "привить" сорокалетнему мистеру Смиту математический талант. Для этого потребовались бы хирургические и кибернетические операции, размыкание замкнутых нейронных дуг, контуров, и включение в них биологических, электронных или каких-либо других "вставок". Технически подобная задача была бы в высшей степени неблагодарной, потребовалось бы "перекоммутировать" если не миллиарды, то по крайней мере десятки миллионов соединений. И хотя, по данным Лоренте де Но, число основных нейронных цепей циркуляции импульсов в коре головного мозга не превосходит 10000, следует считаться с тем, что каждая нейронная цепь может играть определенную роль (как субстрат мышления, а вместе с тем и как функциональный элемент) именно как ненарушенное целое.
 Таким образом, размыкание цепи и "подключение вставки" полностью разрушают первоначальную роль этой цепи, субъективную и объективную, и отнюдь не сводятся к "организационно-информационному расширению" этой роли. Пожалуй, довольно говорить обо всех этих подробностях, ибо они отступают на второй и даже на третий план перед онтологической проблематикой, порождаемой подобными операциями. Если мы хотим переделать динамомашину в центробежный насос, то нам придется снять с нее так много деталей и поставить столько новых, так ее переконструировать в целом, что собранный насос будет уже не "бывшей динамомашиной", а только насосом и ничем иным.

 Аналогично "Переделки", превращающие мистера Смита в Наполеона или Ньютона, могут привести к появлению совершенно новой личности, столь мало связанной с первоначальной, что по сути дела их следует квалифицировать как убийство. Ведь в данном случае был умерщвлен один человек и в его облике создан другой. При этом любые градации всегда относительны, и четкого различия между "цереброматикой с убийством" и "цереброматикой, преобразующей некоторые черты сохраняемой личности", провести нельзя.
 Столь резкое хирургическое вмешательство, как удаление лобных долей мозга (лоботомия), приводит к существенным изменениям характера,индивидуальности,
побуждений и эмоций.

  Изменение характера Ввиду этого во многих странах (в том числе и в Польше) эта операция запрещена. Она является тем более опасной, что субъективно человек обычно не отдает себе отчета в изменениях, которые произошли в его психике. Правда, следует оговориться, что все это относится к операциям, единственным результатом которых является увечье.

 Можно ли, однако, создать такую "приставку", которая, как носитель "музыкального таланта" при "подключении" к мозгу мистера Смита, обогатит его личность, но не приведет к ее разрушению? На этот вопрос нельзя дать категорический и универсальный ответ. Труднее всего установить грань между допустимым и недопустимым. Ведь цереброматик, который обязуется действовать "осторожно", подобен человеку, берущему по нескольку стебельков из стога сена. Убыль при каждом заимствовании ничтожна, но через какое-то время стог перестает существовать - кто может сказать, когда это случилось?

 Поэтому цереброматик, который хочет "переделать" Смита в Бетховена путем мельчайших изменений, не менее опасен, чем тот, кто замышляет провести такую операцию с легкостью, одним махом. Выше мы представили техническую сторону проблемы в упрощенном виде, так как роль различных отделов мозга в формировании личности является неодинаковой. Центры, имеющие точную локализацию (корковая часть анализатора), как, например, зрительное или слуховое поле, оказывают минимальное влияние на структуру личности.
 С другой стороны, супраорбитальные извилины и ядра таламуса играют в этом отношении большую роль, чем другие части мозга. Однако это не имеет существенного значения для наших выводов.

 Этика, а не "технические проблемы" требует отвергнуть идею "переделок души" - переделок, в результате которых данная, хотя бы и примитивная, личность превратится в личность, возможно, очень обаятельную и высокоталантливую, но другую. "Технология души" и в нынешней и в ее будущей форме наталкивается здесь на проблему субъективной неповторимости бытия личности - неповторимости не в смысле загадочного явления, не поддающегося анализу, а просто в смысле неповторимости динамической траектории сложной системы.
 Определение того, какие отклонения этой динамической траектории следует считать полным изменением личности, а какие - только "коррекцией", не нарушающей непрерывности ее существования, такое определение было бы произвольным, то есть условным.

 Другими словами, цереброматика может убивать людей незаметно, так как вместо трупа, служащего материальной уликой совершенного преступления, Возникает Новый Человек. Само "убийство" можно расчленить на любое число стадий, что еще больше затрудняет обнаружение подобных операций, а также установление виновности.
 Таким образом, мы выяснили, что мистер Смит поступит разумно, если не будет стремиться к тому, чтобы его "переделали" в Казанову или в великого изобретателя, так как хотя в результате мир может получить выдающегося человека, но мистер Смит утратит то, что он должен больше всего ценить, а именно самого себя

2. Но ведь можно сказать, что жизнь человека от рождения и до зрелого возраста представляет собой непрерывное "умирание" сменяющих друг друга личностей - двухлетнего карапуза, шестилетнего проказника, двенадцатилетнего подростка и т.д. вплоть до весьма на них не похожей личности взрослого человека.
 И если кто-нибудь хочет подвергнуться психической переделке,переделка личности которая даст обществу более ценную личность, чем существующая ныне в лице просителя, то почему бы ему в этом отказать?
 Несомненно, без труда можно представить себе цивилизацию, в которой разрешены цереброматические операции, а также цивилизацию, в которой, например, принудительной персонокластической 3 цереброматизации подвергаются преступники. Однако необходимо со всей определенностью заявить, что такие операции являются для личности губительными. "Переход" из личности в личность невозможен ни как обратимый, ни как необратимый процесс, так как между двумя стадиями такой метаморфозы происходит распад психики, равнозначный прекращению существования данного индивидуума.

 Можно быть только самим собой или никем - с двумя оговорками, о которых будет сказано ниже.

Источник: http://lib.ru/LEM/summa/summgl6e.htm
Категория: Фантомология | Добавил: Игорь (07.03.2013) | Автор: Станислав Лем
Просмотров: 442 | Теги: фантоматика, Сумма технологии, Станислав Лем, Цереброматика, фантоматическая машина
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
close